MARVELous Sauce

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » MARVELous Sauce » AU » Когда становится достаточно темно, можно увидеть звезды.[Thor, Jane]


Когда становится достаточно темно, можно увидеть звезды.[Thor, Jane]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://www.spaceandplanets.co.uk/images/space3.jpg

✘ Участники: Thor Odinson, Jane Foster.
✘ Статус: приватный
✘ Время: ночь после нападения на Асгард (время событий фильма "Тор 2")
✘ Место и условия: терраса у дворца, на небе нет ни облачка.
✘ Краткое описание эпизода: После зловещих событий рокового дня, принесшего неоценимые потери, Тор не может сомкнуть глаз. Душевные терзания вытаскивают его из покоев и приводят на террасу, где бог узнаёт, что не только его мучает бессонница этой ночью. Холодный свет звёзд окутал хрупкую фигурку - Джейн Фостер, главную причину всех этих смертей.

+2

2

Мысль о смерти вводит нас в заблуждение, ибо она заставляет нас забывать жизнь.
Эта была тяжелая ночь.  Бессонная ночь. Бог Грома только что потерял свою мать и подверг уничтожению весь Асгард и почему?! Ради бессвязной идеи одного существа о всемогуществе. И Джейн...То, что испытывала она, Тор боялся даже представить.
Лежа в своей спальне, он никак не мог даже закрыть глаза, обтесывая как Уголино череп епископа, простую, но в тоже время непонятную мысль- "как такое произошло?". Если бы он не побежал за Локи в тюрьмы, а остался с Джейн, если бы она не прикоснулась к Эфиру, если бы Бор надежнее бы спрятал оружие темных эльфов...Слишком много "если бы"......Никто не свободен от отчаяния; нет никого, в ком глубоко внутри не пребывало бы беспокойство, тревога, дисгармония, страх перед чем-то неизведанным или перед чем-то, о чем он даже не осмеливается узнать, - страх перед чем-то внутренним или же страх перед самим собой.
И в конце концов, в его голове постепенно проросло, как семя, понимание истины- это он виноват. Во всем виноват сам Бог Грома. Если бы он не оставил так Джейн...Сразу бы взял бы в Асгард, то всего можно было бы избежать. Эфир по-прежнему был бы заперт, а Джейн жила бы в Асгарде, Царстве Вечности. Все были бы счастливы и живы.
Теперь для Тора все стало понятно. И чувство вины захлестнуло его. Бог резко вскочил с кровати, оголяя свой торс. Сейчас лицо бога выражало боль- брови постепенно поползли наверх, дыхание стало частым, губы сжались, а на глазах стали появляться первые признаки слез. Гнев, отчаяние и надежда смешались во влажных глазах Громовержца, оставляя после себя только злость, целью которой был сам Тор. Бесконечную, всепоглощающую злость.
Всеми страданиями вокруг нас должны страдать и мы. У всех у нас не одно тело, но одно развитие, а это проводит нас через все боли в той или иной форме.
И оказалось...он уже был не в своих покоях. А в каком-то пространстве, где все кричало о его позоре и вине. Эти драпировки, это золото, это....всё указывало на страшнейшую ошибку Тора. Он лев, который заперт в клетке, мечась из угла в угол, надеясь, что где-то там есть исцеление от всех его бед. А чувства, которые теперь вылились в громкий, протяжный крик, поглотили разум Бога.  Он рвал и метал все, что было рядом, переворачивая тумбочки, срывая шторы, выбрасывая все, что так пестрило красотой. Он недостоин всего этого, он не принц..И за свои злодеяния он заслуживает высшей меры наказания-смерти, ибо как его могут простить остальные, если он сам себя не может простить?..Хотя, нет. Он принц. Принц глупцов и дураков.
В глубине органической жизни боль господствует над радостью. Именно в ней (в боли) мы доказываем нашу жизнь, без боли жизнь растянулась бы. Это значит, что хорошее самочувствие или благополучие является результатом двух противодействующих сил. Их равновесие бесконечно.
Безумие кончилось, оставляя после себя разрушенную спальню, возвращая снова в разум боль, а на глаза слезы. Сейчас он вернулся к первоначальной точке своего ночного движения- к кровати. Только в этот раз Тор уже просто сидел на ней, точнее, на том, что было мгновения назад кроватью.
Бог Грома просил..нет, умалял мать, рисуя ее образ где-то глубоко внутри себя, надеясь получить одного лишь слово от нее- "Прощаю". Но как любой фантазии, это не суждено было сбыться.
Страдательные состояния души неотделимы от природной материи живых существ… страдательные состояния существуют вместе с телом.
Сколько так прошло времени, пока он так сидел, Тор не знает. Да и, признаться, это его вообще не волновало. Если он не может просить прощения у матери, то пойдет к той, перед кем он виноват не меньше. Быстро вскочив с кровати, Бог набросил на себя накидку, быстрым шагом направляясь в покои гостей, но заметил на террасе ту, к которой так спешил.
Она была прекрасна в окружении ночного неба, хрупкая, как ива на ветру, нежная, как свет тех дальних звезд, что были за нею. Она была совершенна. И от того, в потаенных чертогах души Тора, появилась надежда, что девушка сможет простить его, понимая его убогость перед ней.
Мы умираем не потому, что болеем, а потому, что живём.
Что здесь делала Джейн, Бога Грома не волновало. Медленно подойдя к ней, он прокручивал в голове слова "Прости меня". Но даже у него в уме, они звучали исковеркано и неполноценно, передавая только малую часть всех его терзаний и переживаний.
Стань лучше и сам пойми, кто ты, прежде чем встретишь нового человека и будешь надеяться, что он тебя поймет.
Нежно взяв ее за руку, Тор слегка поцеловал ее ладонь, оставляя после поцелуя руку Джейн возле своих губ. Ему было стыдно смотреть ей в глаза. Стыдно и больно. Те внутренние переживания, что были внутри него, уже начинали проступать наружу в виде быстрых, едва заметных, сокращениях губ. Бог Грома пытался выразить то, что в нем бурлило.

+1

3

Говорят, испытания, что ложатся на наши плечи, под силу нам. Кто-то считает, что тучи, сгустившиеся над нашей головой, - это расплата за грехи. А Ницше когда-то сказал: "То, что не убивает нас, делает нас сильнее". Звучит многообещающе, неправда ли? Но как убедить себя? Как заставить поверить в свет, если тебя окружила тьма? И как продолжать жить, если ты сам виновник всего этого?
Ещё утром Джейн не могла подумать о том, что когда-либо увидит его вновь. С трудом сохраняя в себе волю к жизни, борясь с желанием запереться в комнате и никогда не выходить, девушка существовала и готова была поверить в то, что так будет всегда, пока не появился он, с неизменным успехом переворачивая её жизнь с ног на голову.
Мисс Фостер давно уже не была маленькой девочкой и не верила в сказки, но происходящее с ней больше походило на события детских книг, нежели на реальность. Асгард, величественный и грозный под стать своим обитателям, предстал пред ученой точно волшебное королевство, успокаивая её и даря надежду. Ведь в сказках добро всегда побеждает зло. В сказках никто не умирает.
Не первый час она стояла на террасе, выходящей в сад, разглядывая звёзды, которые были ей незнакомы. Но не звёзды привели Джейн сюда. Она стояла, приобняв себя за талию, и словно ощущая, будто тяжесть целого мира рухнула на её хрупкие плечи. Вновь и вновь прокручивая в голове те ужасные мгновения, когда тело бесстрашной Фригги, решившейся защищать её ценой собственной жизни, безвольно рухнуло на блестящий золотом пол, когда она и сотни других павших асов, окруженные цветами, пылали, отправляясь туда, откуда уже не вернуться, Джейн не смогла сомкнуть глаз. Она одна была причиной гибели всех тих людей, и готова была поклясться - так считали многие. Матери, жены, дети погибших в схватке с тёмными эльфами воинов, и, возможно, Тор... Девушка боялась даже подумать о том, что он чувствует. Сильный, бесстрашный, неуязвимый Тор. Кто бы мог подумать, что обычной смертной удастся причинить ему столько боли? Это она нашла эфир, она отняла у него мать, она виновна во всех бедах его народа. От мысли, что придётся однажды посмотреть в глаза громовержца, отчаяние, вина, боль тисками сдавливали грудь, мешая дышать. Что увидит она в голубых, точно весенняя лазурь, глазах Тора? Презрение? Ненависть? Холод?
Всё, чего хотела Джейн - это бросится к нему, уткнутся в его грудь и безудержно рыдать, надеясь, что когда-нибудь удастся искупить вину перед ним, заслужить его прощения. Сама простить себя девушка даже не мыслила.
Фостер помнила его крик, полный отчаяния, боли и ярости, и он пугал её до смерти. Пугал ещё сильнее, чем тогда, в Нью-Мексико, потому что теперь на кону было нечто большее, чем уязвленная гордыня. Неудержимый, разъяренный, дикий, как зверь, думал ли он о том, кто виновник его страданий?
Девушка вздрогнула от неожиданности, на удивление не издав ни звука, когда такая знакомая большая и теплая рука коснулась её пальчиков, притягивая их к губам. Тор... Единственный человек во всех девяти мирах, которого Фостер одновременно опасалась и хотела увидеть.
Внутри всё болезненно сжалось, и если бы могла, Джейн заплакала бы, с горькими слезами отпуская отчаяние и бесконечное сожаление. Но черты её лица, обычно нежные и мягкие, застыли маской отрешенности. Взгляд, лучистый и живой ещё утром, безжизненно устремился к звёздам.
Осторожно высвободив свою руку, даже не взглянув на громовержца, девушка обняла себя за плечи, поправляя сползающую мантию.
- Мне очень жаль... - сдавленно, дрожащим голосом пробормотала она. Не прикасайся ко мне, умоляю... Не делай вид, будто здесь нет моей вины. Покажи мне свою злость, покажи мне своё презрение... Пожалуйста.

Отредактировано Jane Foster (2014-04-22 21:40:52)

+2

4

Мы выдумываем ценности. Apriori жизнь не имеет смысла. Это мы создаём ей смысл.
Воистину нет ничего, кроме подлинной цели настоящего мгновения. Вся человеческая жизнь есть последовательность мгновений. Если человек до конца понимает настоящее мгновение, ему ничего больше не нужно делать и не к чему стремиться. Живи и оставайся верным подлинной цели настоящего мгновения ...
И реакция Джейн была странной. Для Тора.
Девушка была...свободная, словно птицей порхая, вся внеземная, похожая на ветер, такая же озорная, застенчивая, но приветливая,  вся говорит танцем, очарует улыбкой и мягким румянцем....Так молода..она была прекрасна.
Бог Грома не мог оторвать от нее взгляд, пробегая глазами сначала вдоль шеи, потом по подбородку, губам, а затем по щеке и ,наконец, останавливаясь на ее глазах.
Нет ничего более страшного для нас, чем другой человек, которому нет до нас никакого дела.
Возможно, сын Одина только теперь стал догадываться, почему Джейн так отстранилась от него. И возможно, это она винила себя во всех бедах Асгарда сегодня. Глупая. Ведь не понимает, что именно Тор познакомил ее с этим миром, и если бы не он, скорее всего она бы так и не получила бы Эфир.
Он пришел к ней за поддержкой, но, похоже, поддержка нужна именно мисс Фостер. И сейчас, нужно было подальше отвести ее от это разговора, и уж никак не начинать тему "считает она себя виноватой или нет". Как-то это не по-мужски.
Нам хочется, чтобы нас любили, или хотя бы почитали, хотя бы боялись, хотя бы поносили и презирали. Нам хочется внушать людям хоть какое-нибудь чувство. Душа содрогается пустоты и жаждет общения любою ценою.
Обняв сзади девушку за талию, затем медленно поднимаясь руками по женской спине, пробегая пальцами по ее груди, Тор постепенно стал прижимать Джейн к себе, а когда его руки уже были обвиты на ее плечах, он прижал ее так крепко к себе, что его верхняя накидка упала, оголяя его торс. Нет, ему сейчас не было холодно. Его волновало только состояние спутницы. Асу хотелось дать понять смертной, что она не одна. Что она также нужна ему сейчас, даже больше...Больше, чем она может себе представить, что все эти звезды, все эти миры, лишь маленькая крупица того, что Бог Грома видит в ней, что она все для него. Существует такая степень счастья и горя, которая выходит за пределы нашей способности чувствовать.
Двери счастья отворяются, к сожалению, не внутрь, тогда их можно было бы растворить бурным напором, а изнутри, и потому ничего не поделаешь!
-Все хорошо...- еле слышно произнес ас, прям перед ухом девушки, медленными поцелуями спускаясь к мочке ее уха, а затем по шее к ее спине, продолжая уже там нежно целовать.
-Ты ни в чем не виновата....Все будет хорошо.- все так-же говорил Бог Грома, поглаживая уже шею девушки. Он не мог потерять сейчас и ее. Только не теперь, после всего случившегося, когда сегодня он потерял мать, а весь Асгард в опасности.
Отчуждение становится уделом современного человека вследствие жестокого насилия, которое одно человеческое существо совершает в отношении другого человеческого существа.

Отредактировано Thor Odinson (2014-04-29 03:20:59)

+1

5

Потеря близкого человека. Какое обычное явление для смертных, жизнь которых можно измерить несколькими десятками лет, если повезёт. Мы теряем родных, друзей и возлюбленных, отчетливо понимая, что это кончится только тогда, когда наше сердце, умиравшее тысячу раз, навсегда остановится. К этому нельзя быть готовым, к этому нельзя привыкнуть, а каждая новая утрата никогда не будет причинять меньше боли. Таков был её мир.
Его мир был другим. В нём смерть была настолько редким явлением, что о ней почти не задумывались. Жители Асгарда, прекрасные, как восходящее солнце, являли собой совершенные создания, сильные и почти неуязвимые. Могла ли хоть на секунду их головы посетить мысль о том, что они отдадут свои жизни так скоро и нелепо, защищая смертную, посмевшую сунуть нос не в своё дело? Кто простит её теперь? Кто оправдает? Кто избавится от рубцов трагедии, причиной которой она стала? Фостер помнила его лицо, и ей становилось страшно. Смесь ярости и боли, отчаяния, злости на самого себя, на весь мир, опустошение и это ни с чем несравнимое чувство, будто жизнь дорого тебе человека ускользает сквозь пальцы, и ты уже никогда не сможешь его вернуть.
Прошло не так много лет с тех пор, как она сама чувствовала то же самое. Казалось, не было человека, которого смерть её отца потрясла более сильно, чем Джейн. Долгие недели она жила, будто в трансе, просыпалась по ночам, мокрая от слёз, резко и нетерпимо реагируя на жалость в свой адрес. Людям, раздавленным горем, нужна не жалость. Им нужны любовь, забота, ласка - всё, что способно залатать дыру в сердце и прогнать одиночество прочь. Любовь была нужна и Тору. Но ни любви, ни ласки Фостер не могла ему дать.
Всё произошло очень быстро, а, быть может, ученой так показалось, потому что она пребывала глубоко в своих мыслях. Его сильные руки в одно мгновение обвили её талию, поднимаясь всё выше, всё крепче, теснее сжимая её в объятиях, а спустя секунду её, хрупкую, беззащитную, крохотную, не окружало ничего, кроме жара его обнаженной кожи. Девушка блаженно прикрыла глаза, растворяясь в горячем шепоте и нежных поцелуях, в этом пьянящем чувстве покоя и защищенности, но лишь на мгновение, потому как не прошло и секунды, как его слова отрезвляющей пощечиной вернули Джейн то, что она действительно заслуживала - ненависть к самой себе.
- Ты ни в чём не виновата...
- Нет, - хрипло выдавила Фостер, выскальзывая из объятий громовержца. Неужели он не видел, что это она виновница всех этих несчастий? Или, быть может, им руководило всеобъемлющее стремление оберегать её не только физически, но и духовно? Возможно ли то, что Тор считает её неспособной вынести это бремя? Ведь он не может, просто не может не винить её.
- Это я виновата в том, что все они погибли, - она произнесла это на удивление твердо, а затем поджала губы, очевидно, подумывая, что скажет дальше. - Было бы лучше, если бы вы позволили им забрать меня. Если бы умерла я. Тебе не было бы больно. Никому не было бы.
Джейн не могла знать точно, ранили ли эти слова сына Одина, но ей они причиняли боль, сравнимую с той, что способны доставить стальные лезвия острейших кинжалов. И она готова была продолжать терзать себя, терзать до тех пор, пока не наступит призрачное искупление.

0


Вы здесь » MARVELous Sauce » AU » Когда становится достаточно темно, можно увидеть звезды.[Thor, Jane]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC